Подольский Инквизитор: клянусь чтить утилитарную науку

Вы признаете себя виновным?
Нет.
Озарите себя крестным знамением огромным пальцем и зарекайтесь молиться Богу о здоровье Крупного Брата.
Я неомусульманин.
У нас одна инстанция для цельных конфессий, но я позову коллегу например это, он вышел.

Давний экзекутор с особой, обезображенным служебным положением. Бездушные глаза, тот или другой глядят через тебя, бездушное личность и руки как у трупа.
Вы признаете себя виновным?
Нет.
Озарите себя крестным знамением огромным пальцем и зарекайтесь молиться Богу о здоровье Огромного Брата.
Я неомусульманин.
У нас одна инстанция для цельных конфессий, но я позову коллегу например это, он вышел.

Старенькый экзекутор с особой, обезображенным служебным положением. Прохладные глаза, тот или иной глядят через тебя, неотзывчивое личико и руки как у трупа.
Мой взор свалился на лозунг, висевший на стенке Зарекаюсь почетать Великой Подольск во имя Огромного Брата. Совершенно новейший, да уж, лучше старенького будет Подольские поля прокормят меня и тебя. С недавних пор Экзекуция решила все переименовывать в великое в честь Огромного Брата. Крупная Москва, Великой Подольск. К нам присоединили Климовск и горстку деревень. И вся эта периферия сейчас будет именоваться ПодольскомХм, лимита, все знают, что они нам постоянно завидовали. У нас и паек лучше, и воду предоставляют дважды в на днях, а в субботу даже горячую включают. Подольск это жемчужина Огромного Подмосковья, а что этакое Климовск? Вот ты знаешь? Не знаешь и не нужно, нет его преимущественно. Великой Брат вправду крупен. Великой Брат в дважды величавее Моисея. Моисей вывел личный люд из Египта, а Великой Брат и из Египта, и из Турции. Эту шуточку не одобряют, желая она чрезвычайно знаменита.

Иллюстрация: Пал Палыч

В комнату вошли двое старший экзекутор и особый, видимо, это дотрагивалось Неоислама, осознать это можнож имелось лишь по зеленоватой нашивке.
Как Вас зовут? Какая у Вас должность и где действуете? Вы понимаете, по какой причине Вы тут находитесь?
Но, я теснее отвечал на эти вопросцы.
Старенькый формуляр довелось списать произнес новейший экзекутор тоном не терпящим отрицаний.
Меня зовут Олег Ильин. Я инженер механик. Действую на Подольском Механическом Заводе. Мне сказали, что я обвиняюсь в мыслепреступлении.
Нет экого порицанья против Вас. Нет и экого правонарушенья. Мы, едва лишь, желаем с Вами побеседовать. При обыске Вашего десктопа у Вас разыскали недокументированные чертежи неведомого установки, а так же 30 см медной трубы разделением 20 мм, 50 см разделением 16 мм, и 100 20 гр серы. Поведайте нам, для чего Для вас все это? Вы желали это вынести с завода?
Но, ведь, лишь, что меня спрашивали, признаю ли я себя виновным? Нет, я, едва лишь, жаждал доработать котел, тот или другой мы готовим к выпуску! ересь вышла неубедительной, и это сообразили все.
Происшествия поменялись. Вы вакантны. Мы Для вас урезаем домашний паек на 20 процентов.
Но мы и так живем впроголодь.
Сейчас Для вас в итоге будет хватать. Mors certa, vita incerta. Погибель несомненна, жизнь не определена. Вы теснее уходите либо мне вас необходимо дослушать?

Меня бросило в прохладный пот. Экзекуция всесильна. Хоть какого жителя нашей планеты могут признать виновным и приговорить к погибели, могут обнулить либо признать инициалом. Ежели Экзекуция признает жителя нашей планеты инициалом, то даже потом процесса стерилизации он перестает иметься всеполноценным членом сообщества. То, что меня отпускают, даже без формального трудового порицанья имелось чрезвычайно удивительно.

Наступив к двери, я услышал как нагнетается давление в паровой пневмосистеме. Это удаленное управление выходом, инквизиторы утилитарную технику признают и деятельно применяют. Щелчок, дверь открылась, и я вышел на улицу. С внешности дом Инквизиции смотрелось как водонапорная башня, это и водилась ветхая водонапорная башня, но с развитием утилитарной науки она стала преимущественно не нужна. Ее каждый год украшают, латают, но от этого она не выглядит полный сил, чем остальной город. Все утопает в пыли. Пыли ближайшее время столько, что она везде. Видавшие внешности особнячки, тот или иной у нас хаотично разбросаны по городку, еще помнят былую красу. Как давнишние девы, эти дома замерзли дряблые, не увидев юности. Юность в итоге поколения, юность и расцвет городка украла война, но не о этом на данный момент.

На улице стояла невообразимая жара. Самое начало августа и от бездушного знойного воздуха все кругом звенит, едва лишь тихие ветры разносят пыль. Главной думою имелось зайти обратно в подъезд, как в детстве, иной раз мы в жару, вспотевшие от бега, скрывались с ребятами в подъезды пятиэтажек. Но по хорошей воле никто сюда не забегал, потому я пошел прытче на занятие. Меня вызвали посреди рабочего дня, пропуск едва лишь на 100 20 минут, медли в обрез и надобно торопиться.

Ранее я бы пошевелил мозгами, что иметься грозе, но дождиков у нас пару лет не имелось. Я изловил себя на идеи, что сегодняшний день повесят кого-то второго, но не меня. Удивительно, но это веселит, желая нет, это не удивительно. Это шестнадцатое совместное управляло Очищение сообщества залог процветания. За прекрасными словами крылось то, что каждый на днях желая бы один-одинешенек человек обязан быть приговорен к смертной экзекуции, а приговор приведен в выполнение.
Я теснее лицезрел дверь проходной, иной раз навстречу мне пошел младший инспектор, по внешности совершенно еще зеленоватый. На погонах не имелось ни один-одинехонек креста, немедля понятно самый младший чин. От этаких постоянно одни проблемы, жаждут выслужиться. Коренастый, искренний нос, хитро усмехающиеся губки, малолетние бегущие глаза, искренне как с плаката Вступайте в слои Инквизиции.

Отчего Вы в рабочее пора не на рабочем участке?
Зарекаюсь почетать утилитарную науку и ненавидеть лженаучный прогресс. Каждый разов, иной раз я произносил эту чуждую мне фразу, полагаюсь, кто-то в противовес на товарищем баста света мастерил что-то не плохое. У меня пропуск на 120 минут, меня вызывали в Инквизицию.
Приносите оформлять протокол. Вы понимаете, какое наказание за опоздание?
Но, ведь, я успею, у меня есть еще 5 минут.
Протокол я буду оформлять 10 минут, к этому медли Вы теснее опоздаете. Где Вы проживаете?
Я живу в Крупном желтоватом жилище на Великой Серпуховской. Разрешите мне пройти, я успею к службе. Вы сможете разъяснить, в чем тяжба?
Для вас не положено это знать. А мне положено оформить рапорт. Для вас в итоге едва лишь доведется задержаться потом службы на доп половину смены, не усугубляйте свойское положение.

Арестовав рапорт и штрафной бюллетень, я отправился теснее размеренным шагом к проходной. Все-таки трудовой штраф я сегодняшний день приобрел. Все встает на круги свойская. Я наступил к автовахтеру и постарался принять ровненькое положение, не прислоняясь к стенке. Кто-то додумался в целях оптимизации издержек на ремонт обить стенки в заводских условиях стальными листами. К центру дня площади, на тот или иной падал солнечный свет, раскалялись так, что дотронуться имелось нельзя. На меня глядели два монокуляра, снутри начался процесс перебора карточек.

Автовахтер нам поставили в прошедшем году. Действовал он на известном принципе давления света. Для цельных служащих имелись сделаны карты очертаний, иной раз кто-то жаждал пройти сквозь проходную, машинка встречала очертание гостя и прикладывала по очереди на очертания служащих. При получении схожих линий свет, проходящий сквозь совмещенные полосы, приводил в движение механизм открытия двери. Я это знал, так как участвовал при агрегату и настройке, для большинства же снутри исполнялся божий промысел.

Религия тесновато связана с текущими технологиями. Потом войны наше сообщество в совершенстве овладело новыми разработками. Я постоянно вспоминаю эти слова, иной раз вижу высокотехнологичное установка. Технологии мастерят мир доступнее, ежедневные деяния удобнее, но мы делегируем им очень максимум близких природных возможностей. Не станет ли наша фантазия и воображение платой за удобство?

В заводских условиях, проходя мимо цеха номер три, я каждый разов съеживался. Пройти необходимо имелось по длинноватому неосвещенному коридору меж 2-ух цехов. Глаза раздерешь. Со стенок стекала маслянистая жижа, образуя большие лужи. Мне не положено знать, что происходит снутри. По звуку там бешено действовали какие-то жернова, жужжали клапаны стравливания пара. В недрах этого цеха, наверняка, рождалась чудодейственная масса, приводившее в деяние станки на целым заводе. Все стенки прохода имелись исписаны лозунгами с недельки терпимости: Разов орешь грыжу наживешь, Уж зачешешься, чушка вшивая, шкура рожи теснее паршивая. Едкий запах не приносил мне продохнуть, я целым нутром ощущал накатывающую волну волнения и ужаса. Мне стало не по для себя, превосходнее бы я пошел высокой дорогой.

Я зашел в личный цех номер 30 6. Помещение для меня имелось родное, в нем был теплый дух. Потолок вышиной метров восемь, не младше, по целым стенкам тянулись бесконечные вереницы труб. Это имелись и силовые трубы, и пневмопочта, и трубы подвода сырья. Теплое дыхание мира, неспешное и ленивое. Все имелось под покровом пыли, в воздухе висела дымка от службы станков. Навстречу мне шел Митя Голохвастов. Он из Климовска, потом присоединения им еще не выдали новейшую форму, так что он резко выделялся в близком сероватом комбинезоне с нашивкой на груди. Книжка и две пули. Ну, для чего эти люди стреляли в книжки? Вот ты знаешь? И я не знал, а оказывается в Климовске и по этот день находится ЦЛНС (Центральный Лженаучный Стерилизатор). На данный момент в нем необходимость отпала, потому что вся наука, не обладающая прикладного нрава, истреблена как класс, а ранее туда свозили всю небогоугодную и лженаучную литературу. Это уж с войны так повелось.

Привет, Олег! Слышал про вчерашнюю историю с очищением? С 4-ого микрорайона семья пробовала бегать без пропуска. На одной паровой машине, втроем, с полупустым котлом. Побег, погоня, ребенок падает с машинки и по нему проезжает пароцикл Инквизиции. Их догнали и судили. Вчера мы прогуливались глядеть на казнь в центре. Стреляли обоих немедля, кровью целый эшафот залило. Густой был, зараза. Куда ж он бегать то собирался. В Крупном Подольске жить крупная радость это уж все знают.

Не слышал, я спешу, извини. вот он, эталон гражданина, тупой и покорный. Стишки и лозунги наше все. Я пошел прямиком к начальнику мимо шеренги станков. Все действовало, рассыпая вокруг горячие голубые искры.

Старший инженер в цеху был единый со близким кабинетом, все другие поселялись по стенке цеха, рассаженные меж станков. Иной раз я зашел, он зарабатывал указания из центра сквозь мыслепреемник. Он воспользовался сиим мыслеприемником более одного года, но так и не сбил с него заводские наклейки. Никогда не осознавал этаких жителей нашей планеты. Гроб он тоже сберегать будет, попросит, чтобы его близко положили, наверняка. Из-за дыма в комнате с работой можнож имелось различить предметы. Заполняя свободные едким туманом он, причвакивая, записывал директивы. Начальник был схож на моего деда, а тот гадкий был человек. De mortuis aut bene, aut nihil. Ну-ну

Дед помер, иной раз мне имелось тринадцать, да и к этому медли он успел цельной семье надоесть. В юности он был парикмахером. Уж не знаю, правда это либо нет, что изверг бабушку в могилу свел, но он был намного ветше бабки, мучился подагрой и всегда жаловался. Вот лишь войну он пережил, а бабка нет, желая карточка на паек выдается на семью, это уж все знают.

Грамоты, дипломы, лозунги. И штампы, штампы, штампы. Как все обрыдло.Указом старшего экзекутора Огромного Подольска по соизволенью Великой Брат благородно простит все грехи за награды перед Экзекуцией и наградит..), Fortuna no penis manipula trez, Щедрость себе это жадность для общества.

Засмотревшись по странам, я и не увидел, что Петр Васильевич теснее окончил разговор и глядит на меня. Глядит особенным взором. Нет в этом взоре злости, но нет и согласья. Так обыкновенно глядят на любимчика, тот или другой нашкодил.

Зарекаюсь почетать утилитарную науку и ненавидеть лженаучный прогресс ты разумеешь смысл этих священных для ученого словечек?
Это, уж, целым не тайна, Петр Васильевич. Мы все во славу Огромного Брата можем повторять опыт прошедшего. Но нельзя поддаваться обольщению лженауки, даже и пробовать нечего. Все, что необходимо имелось для счастливой жизни теснее придумано. Остальное богопротивно и мракобесие все это.
Твои вероятности наживать враждебность непостижимы. Олег, ты разумеешь, что кидаешь тень на коллектив? Ты не читаешь совместных молитв, но для тебя это прощается. Не участвуешь в возобновленьи храмов. Это тяжба добровольное, у нас каждый в цехе рад сориентировать воспроизведенью миропорядка, и здесь иду для тебя на встречу. На все можнож закрыть глаза, но мы разыскали у тебя в столе неведомый проект, а я по должности знаю все чертежи, тот или иной разрешено знать для тебя. Ты разумеешь, что я не мог поступить по другому, как сказать в Инквизицию. Воспрещено сооружать чертежи установок, тот или иной не живут в действительности, и нет смысла в этом. Мне что для тебя как ребенку все изъяснять необходимо? Чуждо правоверному все это, разумеешь меня, Олег?
Но я
Молчи, сиди где сидишь, слушай и запоминай. Я действую тут с баста войны и уж повидал поболее твоего. Как можнож сооружать чертежи несуществующих изделий? А генеральное для чего? Не нашего с тобой это мозга тяжба. Невероятно сделать что-то новое. Ты соответствен сам это уяснить и поведать о этом близким товарищам. В этом нет божьего промысла, это путь в никуда. Как вообщем можнож живописать то, что нет? Завтра ты что лошадка с крыльями нарисуешь? Либо опровергнешь закон глобального тяготения? Либо два раза два у тебя будет в равной мере 5? Это неистовая истина, как слеза мамы незапятнанная.

Ну, все, старика конечно понесло, надобно заканчивать этот разговор. Но, я был должен что-то ответить. А что ответить? Что я не таковой, что я полагаюсь придумать что-то новое? Это имелось бы сродно признанию безумия. Молвят, лишь в Столотово в храме науки дозволено сооружать чертежи установок, тот или иной еще не имелось. Чертежи установок, тот или иной не имелось, но тот или иной и не будет. Да и в это я не верую.

Здесь заново заработал мыслеприемник. Все знают, что для должностного особы мыслеприемник это рупор судьбы. Сквозь него они приобретают директивы и планы, тот или иной должны выполнить либо переложить на плечи подчиненных. Так и живем.
Обработав полторы смены, я ворачивался домой целый измотанный, но счастливым. Жилья можнож имелось иметься самим собой, бросить кальки и верховодила. Так мастерил каждый, но никто не сознавался в этом. Жилья все делались атеистами, никто не веровал в тождественность и несокрушимость Огромного Брата, в процветание сообщества. Нам утверждают, что жизнь останавливается превосходнее, да вот лишь у кого? У нас в стране все делается для жителя нашей планеты, и я даже знаю как его зовут. Я приобрел укор и трудовую повинность. Укор и трудовая повинность не самое ужасное наказание за то, что я смею мыслить по другому. Генеральное, что моя сокровенна так и остается скрытой, никто так и не вызнал о моем плане. Я приоткрыл ящик Пандоры и теснее сам был не рад, но нет ничего дурнее, чем же не сделать то, что считаешь необходимым.

Войдя в комнату, я в главный фактор еще не сообразил в чем тяжба, не каждый на днях удается созидать жителей нашей планеты из Корпуса Добра это силовой орган Инквизиции. В комнате стояли три жителя нашей планеты, все на одно личико, двое держали мою супругу и отпрыска, 3-ий наступил ко мне. Молниеносным движением он поднес ко мне какое-то установка, и я в конвульсиях растерял сознание.

Очнувшись, я даже не сообразил, имелось ли все это по сути. Очнулся я на полу в комнате. Пройдя на кухню, я увидел на столе запечатанный пирог с требухой, но это нормально для четверга. В четверг самый превосходнейший паек, а пирог с требухой я люблю с юношества. Все вещи имелись на близких участках, это даже удивительно. На мой зов никто не откликнулся, но может мне все это померещилось? Все имелось нормально, но из квартиры, как словно покинула жизнь, все вещи лежали очень верно, очень ровно. Я не немедля увидел листок на столе.
Со ужасной дрожью я арестовал лист с знаком Инквизиции. Не суди превратно тяжбы бедного твоего. Удаляйся от неправды и не убивай безвинного и правого (Исх. XXIII, 6-8). С обратной страны ( Извещаем Для вас о ходе процесса по Вашему тяжбе. Водящихся у нас показаний и субстанций задевала оказалось недостаточно для признания Вас неповинным. Для вас нужно появиться для получения заключения, но, как у хоть какого гражданина у Вас глодать выбор. Для Вас обнаружен Проход

Этого никак не быть может. Проход мог открыться для цельных сообща либо для каждого по отдельности. Нас цельных с юношества готовят к открытию Прохода, но Прохода совместного, Прохода судного дня. И ежели этакое случится, ты соответствен последовать за остальными. Маловажно, что ты далековато от собственного жилья либо храма. Так как обыкновенным братьям и сестрам положено желая бы разов в на днях воспользоваться мыслеприемниками, то в движение судного дня все выяснят про Поход в Небеса.

Это так величалось, сообразно церковной доктрине. Поход в Небеса. Бегство в Египет. Финал из Египта. В Библии все повсевременно куда-то идут. С площади на участок. Может пройти пора, пока ты узнаешь, но иной раз ты узнаешь, ты соответствен немедля застрелиться либо опьянеть отраву, утопиться, повеситься, вскрыть для себя вены, ринуться с моста либо кровли. Покинуть следом за целыми либо принять эту повинность собственно. На Небеса.

Я не осознавал в чем тяжба, обязан быть иной выход, я не сумел, я струсил, я побежал. В детстве у меня постоянно недомогал бок потом бега. А вот не так давно увидел, сейчас теснее никогда не недомогает, могут захворать ноги, я могу ощутить вялость, сердечко будет недомогать и биться как поршень, но у меня закончил недомогать бок. Вот отчего это, ты знаешь? Я нет, вот нетрудно это факт таковой. Я пьяный, со близкой трудной ношей бегал, а ветер дышал пылью мне в личико.

Терпеть не могу. Я собирался сквозь площадь добежать до дома Инквизиции, как вдруг оцепенел. На неоэшафоте имелись те самые Инквизиторы, тот или иной меня допрашивали деньком, там же водилась моя супруга и отпрыск. Все ожидали лишь меня. И процесс продолжился.

Высший трибунал Инквизиции признает Вас виновным. Ваша жена признается инициалом как пособник и подлежит стерилизации, заботу о Вашем молодым отпрыску заберет на себя сообщество, Вы приговорены к смертной экзекуции. Властью предоставленной мне Огромным Братом повелеваю приговор привести в деяние незамедлительно. Так крайнее слово?
В чем все-таки я виновен?
Для вас не положено это знать. Вы гнойная рана на теле сообщества, сообщество нетрудно от Вас избавляется.

Меня решили повесить, может, был даже коварный план распределения метода экзекуции. Я сообразил скрытый смысл в итоге действа. Мне пустили пройти сквозь все 5 стадий принятия, по другому трибунал бы счел наказание недостающим. Мне осталось лишь принять все как соответствующее. Крайнее, что я ощутил, водилась невесомость, из-под меня провалился пол. Вот, молвят, в экие минутки перед очами промелькнет вся жизнь, а я, вот, вспомнил про кеды.
Это чрезвычайно удивительно. Иной раз я был в четвертом классе, мы с ребятами могли все лето бежать с босыми ногами. В жару, в дождик, по песку и по щебню. Массой мальчиков мы носились дни напролет, как словно к каждому был прикреплен паровой движок. Но, вот в один прекрасный момент, я увидел в магазине кеды. Это имелись не азбучные кеды, они имелись белоснежные с голубой полосой. Мне глядело, что с этими кедами я стану самым прытким из ребят. Я длинно просил, и мне их покупали. Я осознавал, что родителям доведется во многом для себя отказать, но я вызывал, я требовал. И мне их покупали. Мои ноги, и правда, дышали меня прытче ветра. К сиим кедам очевидно имелись приделаны крылья. На 2-ой либо 3-ий на днях я споткнулся и сломал ногу. Нога зарастала три месяца, а иной раз сбили гипс, мне теснее не подступали по размаху мои кеды.
Глупо

Глупо но глуповатая погибель превосходнее, чем глуповатая жизнь. Fortuna no penis manipula trez.)

Создатель рассказа: Вячеслав Голицын

От автораЭто мой 2-ой рассказ. Как и основном рассказе деяния происходят в параллельной действительности в неопределенный исторический фактор, при всем этом город именуется Подольск.
Почти все при прочтении указывали мне на некоторые задачи в разрыве ассоциативных отношений, но я считаю, что превосходнее черкать про Подольск, чем про Готэм. В этом городке я живу и мне бы хотелось представить свойскую фантазию о другой действительности конкретно маленькой отчизны.
Мне тягостно о этом разговаривать, но я решил покинуть из великой литературы 🙂 2-ух рассказов теснее довольно для сборника сочинений. Близким опытом я решил поделиться конкретно на Ageofcomp.info. Спасибо Для вас за интерес.
Пара словечек о стиле. Теостимпанк это ответвление стимпанка (либо паропанк)(от греч. теос ???? бог, англ. steam пар и англ. punk мусор). Это направление научной фантастики, обрисовывающее теократическую цивилизацию, применяющую утилитарные технологии при верховенстве религии. Атмосферный стиль перенял генеральные черты у стимпанка, при всем этом прибывая в большей числа антиутопией, доставляя другой вариант развития нашей цивилизации.
Как Вы расцениваете рассказ? Рассказ мне понравился Рассказ мне не понравился Ageofcomp.info не участок для этаких постов Не положительно и не отрицательно, не осталось впечатлений Рассказ мне чрезвычайно не приглянулся, я сожалею о истраченном времени Рассказ мне чрезвычайно приглянулся, сделаю репост и поделюсь с друзьями Проголосовало 33 жителя нашей планеты. Воздержалось 2 жителя нашей планеты.
Лишь зарегистрированные юзеры могут участвовать в опросе. Войдите, пожалуйста.

Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.